АВТОРИЗАЦИЯ

Забыли пароль?

версия для печати

обсудить на форуме

©drumspeech.com - форум барабанщиков

Johnny Vidacovich о манере игры

Johnny VidacovichЗа 30-ть лет выступлений с ведущими музыкантами Нового Орлеана, барабанщик Johnny Vidacovich выработал один из уникальнейших в городе стилей игры на ударных, в котором гармонично объединяются "этнические" (по выражению самого музыканта) биты уличного барабанщика и современный джаз со свингом. Получивший превосходное образование по части перкуссии за время обучения в университете Loyola, где сейчас сам преподает, Vidacovich в значительной степени делает ставку на ритмические корни Нового Орлеана и на разнообразные паттерны на основе парадидлов, придавая своей игре динамический баланс. Как и Профессор Longhair, один из легендарных пианистов буги-вуги в "городе-полумесяце" [англ. Crescent City – так часто называют Новый Орлеан из-за расположения города на излучине реки – прим. Drumspeech.com – форум барабанщиков], Vidacovich – Профессор Перкуссии Нового Орлеана. Его игра прекрасно запечатлена на видео "Уличные биты Johnny Vidacovich’а", в книге "Новый Орлеан и вторая линия в барабанах" ["вторая линия" – англ. second line – особая манера игры, берущая начало от новоорлеанского джаза – прим. Drumspeech.com – форум барабанщиков], которую он написал совместно с еще одним барабанщиком "города-полумесяца" – Herlin Riley, а также на его последнем CD-диске, Voodoo Bop, где он играет с собственной группой Astral Project.

За все эти годы своим разносторонним подходом к ударной установке вы оказали влияние на очень многих барабанщиков. Как вам удалось развить такой стиль?

Мой стиль развивался на протяжении всей карьеры и продолжает развиваться по сей день. Мне, можно сказать, повезло, что посчастливилось играть с музыкантами, которые, вне зависимости от инструмента, обладают глубоким пониманием ритма. Но существенное влияние на мое исполнение оказало то, что в детстве я наблюдал за уличными барабанщиками в маршевых оркестрах и за музыкантами, игравшими традиционную городскую музыку в местных клубах. Эти исполнители, которых я называю "фольклорными" барабанщиками, строили свою игру на нескольких паттернах с попеременными ударами (sticking pattern), на основе которых я сумел выстроить собственные грувы. Эти музыканты не обязательно имели соответствующее образование, но это было неважно, поскольку их игра обладала очень мощным чувством.

Я сразу же заметил, что стиль основан на ведении правой рукой, как если бы вы исполняли линейный ритм на тарелках. Звучало это очень мелодично. Если говорить о своем начальном музыкальном опыте, то в средней школе я играл на малом барабане в маршевом ансамбле, а в 13 лет начал брать уроки по полчаса в неделю у человека по имени Charlie Suhor, одного из моих главных наставников. Он научил меня читать с листа и посадил за ударную установку. Когда я поступил в университет Loyola, я изучал биты и творчество Баха, что значительно расширило мое представление о музыке.

Кто были эти фольклорные барабанщики? Были ли они неизвестными исполнителями, страстно увлекающимися музыкой?

Некоторые как раз такими и были, но многие пользовались в городе большим уважением. Я помню, например, как восхищался Freddy Staley, который раньше играл с Dr. John’ом и, конечно же, Smokey Johnson’ом. Эти музыканты вели правой рукой, отчего их игра казалось естественной и легкой. Это было их общей концепцией, хотя они, насколько можно было судить, об этом даже не задумывались.

Johnny VidacovichВашу игру часто называют "стилем парадидлов". Вы применяете паттерны с попеременными ударами при игре всеми четырьмя конечностями?

Нет. И что интересно: название "стиль парадидлов" я услышал лишь после того, как я почти двадцать лет играл в такой манере. Я никогда особо не задумывался, что на самом деле представляет собой моя игра, пока такие парни, как Stanton Moore [барабанщик новоорлеанской группы Galactic - прим. Drumspeech.com - форум барабанщиков], не стали брать у меня уроки игры. Тогда мне пришлось всерьез проанализировать, что же представляет собой мой стиль. Как чаще всего и бывает, сначала родилось искусство, а уже потом последовал анализ.

В своем видео вы основное внимание уделяете демонстрации этих этнических, фольклорных грувов. И все же ваша последняя запись отличается очень гладким исполнением, особенно при игре правой рукой на райде. Вам приходилось сдерживать правую руку, чтобы добиться такого ощущения изящества?

Для меня концентрация на правой руке является "фокусной точкой" в плане ритмики. Я не фокусируюсь на всем теле по горизонтали для создания гармонической или мелодической выразительности. Тарелка райд – вот самый яркий "маяк", на который я ориентируюсь при использовании всех четырех конечностей. Это помогает мне мыслить линейно, когда моя правая рука ведет меня сквозь музыку – в противоположность тому, чтобы думать о своем теле как о четырех гармонически взаимодействующих частях. Иначе говоря, правая рука – это ведущий мелодический ритм, она позволяет остальным частям тела следовать за ней. Разумеется, мне пришлось работать над этим годами, особенно чтобы в совершенстве освоить четырехстороннюю независимость конечностей, прежде чем я смог позволить правой руке быть ведущей, как сейчас. Кроме того, здесь задействовано развитие "мышечной памяти", так что когда я предельно сфокусирован на правой руке, остальное мое тело бессознательно следует за ней. Временами это бывает довольно нелегко.

Какая песня с альбома Astral Project "Voodoo Bop" вызвала трудности?

"Smoke and Mirrors" местами трудно давалась. Была нужна особенная сосредоточенность, поскольку в песне имеется много разных частей с различным ощущением, поэтому при ее исполнении от барабанов требовался определенный уровень интенсивности и колорита. Главным образом, мне приходилось думать о ней так, как если бы я танцевал под эту музыку.

И все же, когда вы сейчас ее прослушиваете, разве не испытываете чувство удовлетворения?

Испытываю. Суметь применить традиционный стиль в джазовом контексте – это музыкальное достижение. И я выражаю свое почтение барабанщикам, которые дали мне все это.

Get the Flash Player to see this player.