АВТОРИЗАЦИЯ

Забыли пароль?

Chris Pennie об уходе из D.E.P.

Завоевав статус барабанщика-легенды за время работы с The Dillinger Escape Plan,“менталистами” из Нью-Джерси, сегодня Chris Pennie играет вместе с гигантами альтернативного рока – Coheed & Cambria. Сайту Mikedolbear.com удалось выловить его в суматохе фестиваля Download [ежегодный весенний музыкальный фестиваль, проводящийся в Англии – прим. Drumspeech.com] для короткого интервью.

Chris PennieМожешь рассказать немного о том, как ты начал играть на барабанах?

Лично меня музыка всегда интересовала. Родители у меня были страстными музыкальными фанатами, хотя сами практически не играли. Я слушал всевозможные группы, от Iron Maiden до Run DMC и Beastie Boys… А потом наткнулся на “And Justice For All” [альбом Metallica 1988 года – прим. Drumspeech.com], и это было, в общем-то, моим первым серьезным интересом. Мне было лет 11, когда я раздобыл эту запись, и с этого, можно сказать, все и началось. Я достал ее, а потом спросил у родителей, могу ли я брать уроки, и это привело к приобретению ударной установки и игре в группах.

Выходит, ты начинал, в основном, с рока или металла?

Ну да. Я слушал множество различной музыки, но в основном это был хип-хоп и рок.

Chris PennieТвое мастерство определенно не без джазовой основы. Как этот аспект начал проявляться в твоей игре?

Я стал все больше всерьез погружаться в металл, слушая такие группы, как Malevolent Creation, Obituary, а потом и Death. А поскольку Sean Reinert и Paul Masvidal участвовали в записи альбома “Human” [альбом группы Death 1991 года – прим. Drumspeech.com], я принялся слушать также Cynic и подобные вещи. То есть, те группы и тех исполнителей, которые являются выходцами из несколько иного мира, чем чистый металл. Мне было видно их влияние на других, и я понимал, какие музыканты оказывают влияние на них самих: например, Vinnie Colaiuta, Tony Williams и так далее; я начал погружаться в этот мир, и мир этот был мне очень даже по душе. К тому же, эта атмосфера, в которую я проникал, оказывала большое влияние на тот рок-стиль, в котором играл я сам.

Ты изначально входил в состав The Dillinger Escape Plan или присоединился позднее?

Мы на пару с Ben’ом были “отцами-основателями”. Мы собрали группу примерно в начале 1997 года. Начинала группа, в основном, с тяжелых вещей. До этого у нас с Ben’ом были и другие группы. Потом я уезжал в Беркли [город на западе США, штат Калифорния – прим. Drumspeech.com] и два года там учился, а когда вернулся, мы с ним основали эту группу. Нам хотелось попробовать создать что-нибудь несколько иное. Вернее говоря, мы даже и не стремились что-то создавать, просто хотелось чего-то иного, что отличалось бы от того, чем мы занимались со своими местными группами. Я знал кое-каких других музыкантов, с которыми играл еще в школе, они были очень хорошими исполнителями и к тому же имели несколько иной кругозор, что позволяло им создавать оригинальные вещи. Мы решили подключить их к делу, и вот когда эти парни и мы с Ben’ом собрались вместе, это и обеспечило группе довольно стремительный старт. Все последующие годы мы только и делали, что оттачивали звучание, пока через какое-то время оно не стало казаться странноватым, и в конце концов я вышел из состава.

Chris PennieТы ушел как раз перед тем, как они начали записывать альбом Ire Works. Ничего, что я об этом спрашиваю?

Да нет, я на все подробно отвечу. Короче говоря, дела в группе пошли несколько странновато, причем во многих случаях это совершенно не имело отношения к музыке, что внесло существенную натянутость в наши отношения. На самом деле мне просто хотелось постоянно играть музыку, хотя лично я понимаю: если уж играешь в группе, да к тому же находишься в постоянных разъездах, то существуют определенные обязанности, и от тебя самого много чего требуется. Пожалуй, были моменты, когда группа выдвигала общие соображения, типа: ладно, пора предпринять следующий шаг и попробовать продвинуться немного вперед, чтобы разрядить обстановку и добиться своего, надо использовать организаторский подход и прочее в том же духе, – но дальше таких разговоров дело никогда не заходило, и это в итоге привело к натянутости отношений. Ben жаловался на травмы и прочие проблемы, не имеющие никакого отношения к музыке, и группа полтора год не выезжала на гастроли. Он фактически вышел из состава, когда мы были в турне с Coheed & Cambria, а потом мы не устраивали поездок года полтора-два – и тут вдруг мне звонит Coheed. Я еду туда, прощупываю почву – и вступаю в группу.

Для меня гораздо большее значение имело работать в правильном окружении, быть с людьми одного с тобой кругозора, а с Dillinger, мне кажется, я такого не чувствовал – дела там становились все более неприглядными, в то время как с Coheed ничего такого не возникало. Они переживали подобный же период: у них были трудности с ритм-секцией, Josh и Mike покинули группу, и они ездили в турне без них. Всю вторую половину 2006 года я репетировал и играл с ними. Могу сказать точно: для меня это было как второе открытие – в плане того, что я стал работать с людьми, которым и в самом деле искренне нравится собираться в одном помещении и играть всем вместе, а вовсе не потому, что так положено. А с Dillinger был как раз тот случай, когда все музыканты в группе очень талантливы, но не могут участвовать в процессе создания музыки до тех пор, пока не выполнены определенные условия. Многие группы так и работают, но этот подход давно себя изжил. С другой стороны, столько всего хочется сыграть, столько всего обозреть – ведь музыкальный спектр огромен! И Dillinger обозревают многие музыкальные стили, но это лишь одна из сторон; у Coheed же подход совершенно иной.

Chris PennieА как тебе самому сейчас играется, по сравнению, скажем, с Dillinger?

Сейчас мне посвободнее, и это замечательно. Есть темы, которые мы исполняем очень свободно. Обычно мы делаем это под конец выступления. Позволяем песне течь самой. Есть, конечно, некоторые правила, которых мы придерживаемся, но все равно для меня это просто здорово – я ведь не так давно был с головой погружен в джазовый мир, ну или его часть, поэтому то, что мы сейчас делаем, мне, в общем, близко. Я просто сливаюсь в игре с Mike’ом, и получается то, что получается. А с Dillinger такой свободы нет. Вот в чем дело. Поэтому для меня очень важно сознавать, что именно благодаря мне и рождается вся эта музыка. Конечно, за ограниченный период времени можно добиться лишь определенных результатов, но на сегодняшний день игра в группе является для меня прекрасным опытом.

У вас сейчас выходит новый альбом. Ты практически не участвовал в его записи, однако исполняешь все эти композиции на гастролях. Ну, и как оно?

Замечательно, просто здорово. Цикл наших турне длится вот уже целый год; несмотря на то, что альбом был выпущен в октябре, весь этот последний год мы играли новые песни. Альбом очень интересный, я чувствую, что мы по-прежнему растем; что касается ритм-секции, то она у нас традиционная – в том смысле, что мы сливаемся в синхронной игре и ориентируемся друг на друга, выстраивая таким образом исполнение. Так что в этом плане я тоже все еще расту.

Chris PennieПо твоей игре я сужу, что ты готов начать играть в джазовом трио, – не возникало ли у тебя интереса поработать когда-нибудь и в этом направлении?

Разумеется, это еще один мир, в который я хочу проникнуть. Я уверен, что через некоторое время так и произойдет. У меня на примете много отличных музыкантов! Я живу совсем близко от Нью-Йорка, а в этом месте имеются очень серьезные исполнители. Пожалуй, на настоящий момент мне пока что больше хочется заниматься другими вещами. Я делаю еще пару проектов на стороне, и когда у Coheed возникнет небольшой отпуск, я мог бы попытать счастья. Сейчас я постоянно занят.

Если выпустишь джазовую запись, я непременно ее куплю!

Спасибо, приятель, это здорово, большое спасибо.

Что ты посоветуешь тем, кто уделяет больше внимания сложной игре на барабанах?

Прежде всего, по-моему, нужно самому слушать как можно больше музыки – в этом масса удовольствия. Думаю, это поможет тебе как музыканту в плане игры и научит ценить другие инструменты. Если хочешь проникнуть в мир сложных ритмов и тому подобного, потребуется просто некоторое время, чтобы все это прочувствовать. Если поначалу не врубаешься – будь терпеливым, продолжай налегать. А когда сможешь прочувствовать, то уже не понадобится уделять столько внимания технической стороне, и это круто.

Chris Pennie