АВТОРИЗАЦИЯ

Забыли пароль?

Денис Попов набирает учеников

Чем занимался после ”Братья Грим”? Какой проект у тебя основной сейчас?

После Братьев Грим я играл в проектах Мара, Виктория Черенцова, Нежный Возраст, Иванов, Алкотрио, Меладзе, Пресняков, Агутин, Стас Намин, Анита Цой. И это не считая фестивалей и каверов. Сейчас основной проект это Жасмин.

Расскажи про свой студийный опыт работы. С кем и где ты записывался? Легко ли тебе дается запись в студии?

Я записывался с ... Очень долго перечислять. Но больше всего запомнилась студийная работа с продюсером Phil Vinal [работал с Placebo и Pulp – прим. Drumspeech.com] в Новой Зеландии. С ним мы записывали второй альбом Братьев Грим. От работы в студии получаю только наслаждение.

Денис Попов

Какие барабанщики повлияли на тебя?

Сначала моими любимыми группами были Led Zeppelin и Deep Purple. John Bonham до сих пор мой идеал барабанщика – оказы¬вается, мы с ним и родились в один день! Nick Menza, Dave Lombardo, Igor Cavalera – жесткие барабанщики. А из всех музыкантов самые мои любимые сейчас это Thom Yorke (Radiohead), Pat Metheny и Chick Corea. Но любить-то я их люблю, а играю по-другому. Тот же свинг – это музыка сердца, а у меня сердце другое. Я считаю, что джазмены не играют рок, а рокеры не играют джаз, и среднего здесь ничего не существует. Кто-то говорил, что Vinnie Colaiuta может и то, и другое, но это неправда: последний альбом Megadeth, записанный с ним, совсем не роковый.

Фишки я снимал у всех. В какой-то момент я понял, что восемьдесят процентов моей игры – это фишки Колаюты, и тогда я окстился и подумал: все, хватит, надо кончать с этим. Перестал его слушать, начал искать что-то новое в себе. Это было непросто: вообще ведь практически девяносто восемь процентов молодых барабанщиков играют под Dave Weckl и Колаюту. Поэтому я сформулировал для себя жизненный закон: то, что можно всем, мне нельзя. Стал слушать William Kennedy. Когда я понял, что и его уже раскусили, начал двигаться дальше, и так каждый раз. Как-то ко мне случайно попал фрагмент аудиозаписи мастер-класса Jonathan Mover. Я послушал некоторые упражнения и понял, что ногой надо играть именно так... мощно, громко и быстро!

Сейчас мне нравятся Damien Schmitt, Mark Giuliana из трио Avishai Cohen и Jon Grandcamp, который играет с Hadrien Feraud, нынешним бас-гитаристом John McLaughlin. Вообще я никому не подражаю до конца, не повторяю чужих фишек в точности и ничего ущербного в этом не вижу. Я могу заменить чужую фишку чем-то своим – главное, чтобы это прозвучало с хорошим звуком, с мясом.

Ты набираешь учеников. По какой методике проходят занятия?

Для каждого ученика у меня своя система, которая позволит в кратчайшие сроки освободиться ему от проблем с техникой. Рудименты для рук и ног, упражнения на развитие гармоничности звучания и фантазии. Так же выявляю и делаю упор на сильные стороны каждого из них. Ученики занимаются раз в неделю и получают задание на следующее занятие. У меня есть необходимый опыт для того, чтобы быть убедительным и говорить по существу, нежели предполагать, услышав от кого-либо, касательно различных аспектов игры на барабанах. Считаю, что личный контакт также очень важен. Каждый студент это личность и я направляю каждого в свое русло, зная о том, что всего в этой жизни не успеть. Много времени уделяется поиску своего звучания.