АВТОРИЗАЦИЯ

Забыли пароль?

по материалам журнала Modern Drummer 2oo4

перевод - webdog

версия для печати

обсудить на форуме

©drumspeech.com - форум барабанщиков

Steve Gadd "Человек - легенда"

Стив Гэд [Steve Gadd] впервые привлек к себе внимание в ранние 70'е вместе с такими светилами от джаза, как Чак Мэнджион [Chuck Mangion] и Чик Кореа [Chick Corea]. Вскоре он укрепил свои позиции и как поп-фанк музыкант (визитная карточка Стива того периода - барабанная партия у Paul Simon "fifty ways to leave your lover"). С того времени Гэд становится одним из самых востребованных барабанщиков в Нью-Йорке и сотнями альбомов, в которых он принял участие, вдохновляет легионы молодых барабанщиков на карьеру студийного музыканта.

За последнее десятилетие Гэд провел много времени в дороге, гастролируя с Paul Simon, James Taylor, Eric Clapton. Последние работы - это помощь в записи альбомов Paul Simon "you're the one" [2000], Eric Clapton "one more car, one more rider' [2001], James Taylor "october road" [2002], David Sanborn "time again" [2003]. На подходе dvd и cd версии живого выступления Chick Corea "three quartets".

Недавно Стив был в студии с Эриком Клэптоном и примет участие в турне легендарного гитариста. Переизданы в формате dvd классические видео-школы Гэда: Up Close [1983] и In Session [1985]. Готовится к выпуску dvd-трибьют, куда бонусом включены недавние выступления The Gadd Gang с Drummers Collective 25th Anniversary DVD.

Md: В 1972-ом, когда еще имя Стив Гэд не было широко известно, мой преподаватель хорошо отзывался о вас. С тех пор я слежу за вашим творчеством. Chuck Mangione "alive" - первая запись с вашим участием, которую я услышал, и "грув" был великолепный. Соло на "high heal sneakers" и "st.thomas" сыграны с ясностью Макса Роуча [Max Roach], необыкновенной текучестью и с современным уклоном. Ты возвращаешься к тому, что играл и слушал в то время?

Steve: Тогда я только приехал в Нью-Йорк, вернувшись из армии, куда попал после школы. Моя основа - это такие ребята, как Gene Krupa, Max Roach, Buddy Rich, Elvin Jones, Philly Joe Jones, Tony Williams, Art Blakey. Уже в Нью-Йорке стал слушать некоторых фанк исполнителей, то есть стал больше уделять внимания чувству грув, а не свободной манере. Одним из первых отличным грувом меня удивил Rick Marotta. Так что с тех пор я соединяю технику джазовых барабанщиков с запаздыванием во времени, что характерно для грува.

Md: Я прочувствовал это на твоих ранних записях. Как ты развил в себе такую манеру?

Steve: Думаю дело в правильном понимании и желании практиковать. Словами не объяснишь.

Md: Может у тебя есть специальный метод для практики?

Steve: Специального метода нет, кроме ситуаций, когда прослушиваешь запись. Это отличный способ проверить себя и улучшить грув-чувство. Во время записи, в креативные моменты, думаешь, что придумал удачный ход, и все звучит отлично, но при прослушивании слышен лишь беспорядок, который слушатель не поймет. Приходиться переделывать и упрощать партию. В результате, освободив временное пространство, музыку легче воспринимать. Это уже позже, когда стали использовать клик, появилась возможность проследить, где ты ушел от метронома в запутанных ярких местах.

Md: Твоя игра отличается хорошей динамикой и взаимодействием с участниками коллектива. Как так происходит, что при сложных партиях не возникает нагромождения?

Steve: Когда играешь энергичную музыку, всякий раз, стоит только солирующему набрать обороты, как все начинают выдавать виртуоза. Я же знаю, что в такие моменты этого делать нельзя, можно только поддерживать основу.

Md: Я наблюдал за тобой во время записи альбома Dave Liebman "What it is" в начале 80-х. Ритм-секция была уже записана, когда Дэйв прописывал соло на саксофоне. Грув казался статичным, в то время как он играл чуть впереди, с запаздыванием, вокруг времени. Продюсер Майк Мэйниери [Mike Mainieri] заметил, что чего-то не хватает. И тогда ты сказал, что знаешь, в чем дело, и прописал отлично сочетавшийся с саксофоном аккомпанимент. Помнишь?

Steve: Я помню работу с Дэйвом, но конкретный эпизод не очень. Просто тогда я работал на студии целыми днями, это был отличный период, но уж слишком изматывающий. Как все прошло?

Md: Результат на уровне, ты делал как раз то, о чем говоришь сейчас - следовал эмоциям солиста и не мешал.

Steve: Из опыта я понял, что чувство превыше всего. Если удалось поймать грув - это уже удача. Нет необходимости заполнять до предела временное пространство.

Во время же выступления все иначе. Люди могут видеть подачу, и это помогает соединить визуальную часть с музыкой. Когда же нет картинки, лучше играть проще. Так лучше воспринимается.

Md: Барабанщики всего мира называют один из характерных твоих ритмов "Steve Gadd Mozambique". Возвращаясь к альбому Chuck Mangione "alive", где чувствуется его влияние, особенно в соло, которое играешь в песне "St.Thomas". Где ты впервые услышал этот ритм?

Steve: От Рона Дэвиса [Ron Davis], барабанщика игравшего с Чаком. А он в свою очередь от Дона Элиаса [Don Alias]. Рон был отличным музыкантом, и ему нравились латинские ритмы. Он показал мне и я старался играть, следуя его манере, и уже после немного приукрасил. До сих пор люблю этот ритм, срабатывает в большинстве ситуаций.

Md: Другие молодые дарования того периода это Джэк Деджонет [Jack DeJohnette], Билли Кобэм [Billy Cobham], Дэвид Гарибальди [David Garibaldi].

Steve: Джэк совсем другой, до сих пор удивляет. Мне нравится его манера. Билли услышал впервые с Mahavishnu Orchestra, Дэвид играл с Tower of Power. Я слушал кое-что из музыки такого плана. Нельзя сказать, что я на ней учился, но хорошо помню. Думаю, игра в Mahavishnu - лучшая работа Билла, великолепные композиции и саунд.

Md: Твое звучание изменилось от ранних 70-х к концу 70-х, и стало эталоном для каждой студии. Когда ты впервые применил Evans Hydraulic пластики, и что тебя в них привлекло?

Steve: Крис Паркер [Chris Parker] использовал такие, отлично звучащие пластики. До того как я стал эндорсером Yamaha, моя установка состояла из басового барабана Gretsch и томов Pearl, с верхними пластиками Evans Hydraulic они звучали как пушки. Тогда еще стал использовать 10'' том вместо 12'', все вместе 10",12",13" и 14". Я понял, что проще найти звучание у маленьких томов, немного приспустив пластик, чем перетягивать большие барабаны.

Со временем, я перешел на другие модели пластиков. Это не значит, что я законодатель звука для других. То, что происходит в индустрии, определяет твой выбор, чтобы звук оставался современным. Так что те барабаны были хороши в то время и великолепно подходили для живых выступлений.

Md: Узнаю установку, о которой идет речь на Chick Corea "The Leprechaun" альбоме.

Steve: На сегодняшний день это великолепная работа в плане звучания барабанов.

Md: Хочешь сказать, что это одна из твоих лучших работ в тот период?

Steve: Не мне решать, но тут есть чем гордиться. Композиции Чика наполнены его любовью к джазу и ко многим дажзовым барабанщикам. Я был счастлив работать, понимая, откуда черпались ритмические рисунки, потому что я люблю тех же джазменов, что и Чак.

Md: О ком ты говоришь?

Steve: Tony, Elvin, Art Blakey, Philly Joe, Jack.

Md: Но ты добавил еще и грув в музыку альбома.

Steve: Мне нравится грув, я и привнес понимание того, откуда он приходит в рамках игры великих джазовых барабанщиков, затягивая время так, чтобы все шло на пользу музыке.

Md: Существует пара других записей того периода, где ты показал себя с другой стороны, и тоже с большим успехом. Это Hubert Laws "in the beginning". На альбоме отличные треки "moment's notice", и твой дуэт с Хубертом на "airegin", где ты играл самбу.

Steve: Да, записывались без басиста, и вся ответственность за четкое время лежала на мне. Моей задачей было упростить Хуберту фразировку темы, тем, что он всегда знал, в каком месте мы сейчас находимся. Все происходило в Rudy Van Gelder's studio, в отдельном коттедже, и мы с Хубертом были в полной изоляции.

Md: А что изменилось с тех пор в плане работы в студии?

Steve: Сейчас весь процесс записи на другом уровне. В то время, если кто-то из музыкантов ошибся, приходилось проигрывать все заново. Сейчас огромные возможности для работы со звуком.

Md: Так что разница между живым выступлением и записью даже больше, чем может показаться?

Steve: Да, музыка постоянно развивается. Я просто пытаюсь принимать нововведения и изменения насколько это в моих силах. Мне все еще нравится то, чем я занимаюсь, и я хочу расти еще и еще.

Md: Вспоминается старая шутка о пяти ступенях карьеры барабанщика. Первая это "кто такой Стив Гэд?", затем "нам нужен Стив Гэд". Затем "нужен молодой Стив Гэд", после "что случилось со Стивом Гэдом" и наконец …

Steve: "Кто такой Стив Гэд?" хехех.

Md: Мы встречались в 1995-м в Финиксе на вечере Zildjian. На следующее утро ты позвонил мне в отель и пригласил на утренню пробежку. Было 5.30 утра, и ты посетовал на плохой сон, так как волновался по поводу предстоящего мастер-класса.

Steve: Это потому, что я редко даю мастер-классы. Каждое выступление хочется сделать информативным и обнадеживающим, чтобы аудитория тоже вовлекалась в процесс. Так что я всегда нервничаю перед выступлением от неизвестности.

Md: Ты много лет играл с Эриком Клэптоном, Джеймсом Тэйлором и Полом Симоном. Как ты справлялся каждый раз с ситуацией и что изменял в игре?

Steve: Никаких изменений, главное просто слушать музыку. Я давно знаком с ребятами, что позволяет мне не зажиматься. Это касается не только музыки, но и понимания в общении. У каждого свой внутренний темп, и если уж ты не на солирующих ролях, то остается следовать этому темпу, прислушиваясь к музыке. Пусть музыка говорит сама за себя.

Md: Используешь ли ты разные установки?

Steve: Сейчас у меня одна установка с парой подвесных томов разного размера и несколько различных малых барабанов. Вместе с Полом Симоном мы много экспериментировали с разного рода барабанами. К примеру, бас-барабан маленького размера. Пол все время находится в поиске чего-то нового, чтобы не повторяться и при этом хорошо звучать.

Md: Какую музыку ты сейчас слушаешь?

Steve: Во время недавней записи с Эриком Клэптоном, Энди [Andy Fairweather-Low] много играл для меня из репертуара The Staple Singers и Louis Prima. Старые знакомые вещи, но я никогда еще до этого не слышал их так, как чувствует и слышит их Энди. Еще он познакомил меня с новым альбом Ry Cooder "mambo sinuendo", Келтнер [Jim Keltner] играет с отличным грувом. А вообще, я только вернулся с турне, ребята иногда поигрывали в автобусе, но я не беру с собой в дорогу cd-плеер, даю отдых ушам.

Md: Ты играл с многими легендами, что запланировал на будущее?

Steve: Думаю поиграть еще хорошую музыку. Даже если отпадет необходимость работать по финансовым причинам, я не оставлю свое дело. Потому что мне нравятся люди, с которыми работаю, и образ жизни.

Md: Ты принял участие и получил награду на Zildjian American Drummer Achievement Awards.

Steve: Награда от Zildjian - большая честь, и мне вдвойне приятно, что для Арманда [Armand Zildjian] это тоже почетно.

Md: Вот уже много лет люди изучают каждую сыгранную тобой ноту, восхищаются игрой, и эта награда тому подтверждение.

Steve: Ну что ж, если кому-то нравится, что я делаю - этого вполне достаточно. Наверное, мне просто повезло.

Ударная установка Стива Гэда:

Drums : Yamaha Absolute Birch, black with black rims

  1. 5,5x14 Steve Gadd model snare
  2. 7,5x10 tom [8x12]
  3. 8x12 tom [9x13]
  4. 12x14 tom
  5. 14x16 tom
  6. 14x22 bass drum [maple custom]

Cymbals: Zildjian

  1. 14" hi-hats [old K bottom on top, A Custom top on bottom]
  2. 16" K Constantinople crash
  3. 18" K Constantinople Dark crash
  4. 18" K ride [prototype, similar to a K Custom]
  5. 18" K Constantinople crash

Hardware: Yamaha, including a DFP-9310 double pedal

Heads: Remo coated PowerStroke 3 on snare batter, Pinstripes on tops of toms with clear Ambassadors on bottoms, Pinstripe on kick batter with black Yamaha logo head on front [packing blanket held in place with stage weight for muffling].

Sticks: Vic Firth Steve Gadd model [hickory with wood tip], Regal Tip brushes