АВТОРИЗАЦИЯ

Забыли пароль?

по материалам сайта - www.mikedolbear.com

перевод - Смиренская Юлия

версия для печати

обсудить на форуме

©drumspeech.com - форум барабанщиков

Mikkey Dee "Издержки профессии"

Motorhead logoВ этом году нам выпал один шанс побеседовать с легендарным барабанщиком Микки Ди в Кембридже, во время британского тура Motorhead. Они только что выпустили альбом Motorizer, и турне приурочено в его поддержку. Мы попросили Микки подробнее рассказать о некоторых моментах его карьеры, взлет которой пришелся на столь известные проекты, как King Diamond, Dokken и наконец приведшей его к легенде хэви-металла, группе Мotorhead.

Расскажи, как ты начал играть на барабанах? Кто на тебя повлиял при выборе инструмента?

Ну, я из очень музыкальной семьи, и у нас всегда было больше барабанов, чем обычных в этих случаях пианино или гитар. И потому больше всего на меня повлияли мои отец и дядя – оба они были барабанщиками и играли в разных группах, пока я рос. Я начал играть в очень раннем возрасте, ведь барабаны были частью моего детства, и потому выбор инструмента для меня был очевиден. Наверное, тогда я играл всякие рок-хиты, как большинство моих сверстников, а уже позже стал участвовать в джем-сейшенах с другими музыкантами, основал группу и все такое.

Ты ведь наполовину грек по линии отца. Греческая музыка как-то повлияла на твое формирование как музыканта в детстве?

Не очень. Потому что я родился и вырос в Швеции, и меня больше интересовало то, что происходило там. К тому же, ни отец, ни дядя не играли греческой музыки, так что она на меня, в общем, не повлияла.

Mikkey DeeВ 1985 году ты переехал в Копенгаген и играл с группами Geisha и King Diamond, верно? Какими были твои ощущения от этого периода? Ведь ты тогда был довольно молод.

С первой группой [Geisha] все началось вообще безумно: мы жили в сквоте, в полной заднице, без гроша за душой и играли где могли. Приходилось нелегко – порой надо было выбирать между кружкой пива и шоколадным батончиком на обед, потому что я не мог позволить себе большего. Но в то же время было весело: я был молодым, жил в новой для себя стране и кое-как зарабатывал игрой на барабанах.

В 1985-м я отправился на прослушивание в King Diamond и получил работу в группе. Это уже было куда серьезнее: у нас было много альбомов, мы ездили в турне. Моя карьера барабанщика набирала обороты.

В 1990-м, после работы в King Diamond ты присоединился к Дону Доккен, для записи его альбома Up From the Ashes. Расскажи, пожалуйста, немного о том времени и работе с группой Доккена.

На это прослушивание в Лос-Анжелесе пришли 120 барабанщиков, потому что проект был очень серьезным – в запись альбома и турне были вложены большие деньги. Так что прослушивание было сложным, и на него пришла масса техничных ударников, игравших свои заполнения, словно мешок картошки рассыпали по лестнице (Микки изображает звук падающей картошки). Но такая игра не подходила для группы – им был нужен плотный грув. Наконец, из всех претендентов осталось всего пять барабанщиков, в том числе Терри Боззио, и так получилось, что работу получил я.

Это было невероятное событие в моей карьере, новая ее ступень. Я многому научился в этой группе, как во время интенсивных гастролей, так и при записи в студии. Для альбома Up From the Ashes мы пытались добиться нужного звучания различными способами: например, я играл свою партию для баллады в 3 утра, когда уже устал и стал сдавать – и моя игра идеально подходила под настроение песни. Я вряд ли мог бы сыграть так днем, выпив 15 стаканов коки и съев пиццу!

Mikkey DeeПосле группы Доккена ты пришел в Motorhead. Как все началось?

Лемми уже предлагал мне работу пару раз до этого, но видимо, время было неподходящим и у меня было много обязательств перед другими группами. Я знал ребят из Motorhead со времен наших совместных гастролей c King Diamond в 1986-м, и тогда Лемми впервые предложил играть с ними, но в то время я активно участвовал в жизни группы Кинга и просто не смог согласиться. В 1990-м Лемми снова предложил мне присоединиться к Motorhead, но тогда предстояли гастроли Доккена и я снова не смог. Однако в 92-м я принял очередное предложение Лемми.

И должен сказать, что стать частью группы оказалось в десять раз сложнее, чем я себе представлял. Благодаря репутации группы и ее фанатично преданным поклонникам, на меня возлагалась просто колоссальная ответственность, я должен был пройти отбор. Знаешь, сначала я не всем был по душе. Во время первых концертов фэны подходили к Лемми в гримерке и говорили: «А что это за белобрысый чудила у тебя за барабанами?» – и это несмотря на то, что я сидел с ним рядом. Но надо отдать должное Лемми, он говорил им заткнуться и валить ко всем чертям. Он всегда меня защищал по началу, да и очевидно, что мне было далеко до Филти (Phil "Philthy Animal" Taylor барабанщик классического состава Motorhead – прим. Drumspeech.com – форум барабанщиков).

Однако после серии концертов подобные настроения среди фанатов закончились, чем больше концертов мы играли вместе, тем больше менялись взгляды публики. Мне не надо было претворяться кем-то другим, а оставалось только выходить на сцену, играть с яйцами и плевать на негатив. Филти из меня все равно бы не вышел, нужно было оставаться Микки Ди на 100% и покорить этим фэнов.

И довольно быстро враждебность публики сменилась симпатией, однако мне пришлось очень над этим поработать. Все мое прошлое, годы проживания в сквоте, постоянные концерты, а затем работа с King Diamond и Don Dokken дали мне шанс стать частью Motorhead. Мне пришлось заслужить свои погоны потом и кровью, иначе я не смог бы остаться в группе.

Mikkey Dee

Сейчас ты записал уже 11-й альбом с Motorhead. В чем отличие Motorizer от его предшественников записанных с твоим участием и от остальных альбомов группы в целом?

Motorizer принципиально не отличается от других работ, но все-таки в нем заметно развитие группы. Хотя суть Motorhead такова, что мы не можем радикально менять звучание от альбома к альбому: у нас есть свое звучание. Поэтому речь может идти скорее об исполнительском прогрессе. Мы развиваемся мелкими шагами, не меняя при этом резко стиля и музыки, потому что иначе мы перестали бы быть самими собой, да и фэны этого не одобрят.

Почти все мои любимые группы нашли свою нишу, держались за однажды проверенный стиль и совершенствовались в нем. И я не понимаю, зачем некоторым необходимо целиком менять свою музыку. Мы верны нашему оружию, и наши старые фэны верны нам, а новые ценят нас за то, что мы остаемся самими собой.

И отвечая на твой вопрос, хочу сказать, что нам очень нравится Motorizer. Он – своего рода продолжение трилогии, начатой альбомом Inferno 2004 года и продолженной в 2006 Kiss of Death. Музыка на нем не сильно изменилась, но, повторюсь, мы любим эти песни и они отлично звучат на концертах.

А в самом процессе записи были какие-нибудь новшества? И есть ли различия в конфигурации между студийной и концертной установкой?

И снова повторюсь: записывались мы так же, как и всегда. Мы не пользуемся программой Pro-Tools и барабаны я ставлю так же, как всегда. Только песня “Buried Alive” далась мне непросто. В песне много игры на двух бас-барабанах, и после целого дня работы в студии я подустал и ближе к концу стал флэмить. Тогда мы включили клик, чего обычно не делаем, а Кэмерон (Вэб, продюсер и звукорежиссер) сказал, что сможет подправить партию в компьютере. Но я настоял на том, чтобы продолжить и стал повторять свои попытки, пока не добился желаемого.

Мне нравится записывать песни с одного захода, без перезаписи. Не люблю, когда вместо ошибок вставляют дубли и обрабатывают барабанные треки с помощью Pro-Tools. Я ставлю перед собой задачу безупречно сыграть любую песню, поэтому продолжаю записывать партию, пока не достигну идеала. И когда я потом слушаю песню, я уверен, что барабаны на ней целиком мои, записанные без помощи компьютера.

Mikkey DeeЯ всегда говорю, что запись это в первую очередь правильный грув, музыкальность насколько возможно и естественное звучание. Я не хочу играть абы как, чтобы потом за мной шлифовали партии. При такой обработке [цифровом редактировании аналоговых записей] партия теряет свою выразительность. Я слышал немало барабанщиков, которые на записи великолепно справляются с двойной педалью, но вживую постоянно ошибаются.

Я не настолько быстро играю на двойной педали и поэтому делаю упор на ровности. И очень важно сыграть партию на концерте, поэтому я должен убедиться в том, что смогу подать материал, как на записи.

Моя студийная установка почти не отличается от концертной, с той разницей, что в студии я использую меньшее количество барабанов и тарелок. В концертной установке я ставлю вперед 19-ти и 20-дюймовые крэши: пару слева и пару справа, а в студии мне не нужно столько тарелок, а также напольного тома – мы его обычно убираем.

Вас всего трое, но вы так мощно звучите на сцене. Как вы поддерживаете тяжесть звучания, например, во время соло Фила Кэмбэла?

Motorhead всегда славились громким концертным звучанием, а потому у нас всегда мощные усилители и динамики, которые дают мощнейший звук. Во время соло Фила, Лемми обычно играет на басу партию ритм-гитары, а я часто играю рисунок с бас-барабаном и райдом, либо добавляю заполнений, чтобы освежить и украсить ритм.

На сцене энергия и само сценическое шоу важны не меньше, чем сам процесс игры на инструментах. Игра на барабанах это только часть профессии барабанщика, для выразительности нужно быть шоу-мэном, и я всегда помню об этом во время выступлений. Публика хочет видеть шоу, а не просто группу музыкантов, выполняющих какие-то телодвижения.

Твое отношение к новым металлическим группам и особенно их барабанщикам?

Я не слушаю современную музыку – ладно, шучу! В наши дни стандарты такие же высокие, как всегда, и они все время повышаются. Сейчас много замечательных барабанщиков, потрясших меня своей игрой, особенно в Швеции, где я живу. Там проходил конкурс молодых барабанщиков, и меня попросили выступить на нем в качестве судьи, и хотя я обычно не участвую в подобном, тут я решил “почему бы и нет”.

В конкурсе участвовало 16 или около того ударников, и каждому давалось 5 минут, чтобы сыграть соло на барабанах. Хотя большая часть ребят играли очень технично, как рассыпающаяся по лестнице картошка (!), постоянные заполнения, но только один из них поразил меня. Он играл очень простой рисунок на томах, к середине мастерское крещендо, затем снова назад ближе к концу и уложился ровно в 5 минут. В плане техничности его выступление не было самым лучшим, но оно было самым музыкальным, и я подумал: “Вот такого парня я бы взял в свою группу”. Вроде как в итоге даже третьего места не получил, но для меня он был лучшим барабанщиком, потому что в его игре было больше музыкальности, чем техники.

Mikkey DeeИ вы, ребята, по-прежнему поддерживаете рок-н-ролльный образ жизни? Не чувствуете, что пора слегка поумерить пыл?

Да посмотрите на нас! [Микки смотрится в зеркало] Уж если мы столько лет ведем такой образ жизни, то для нас он привычней не бывает! Конечно, так безумствовать, как раньше, уже не получается, и перед началом тура я смотрю, во скольких местах мы выступаем, сколько перелетов и как часто концерты, чтобы рассчитать силы. Но мы до сих пор, конечно, устаиваем вечеринки во время гастролей, только теперь чаще после концертов, чем перед ними.

Ты эндорсер барабанных палочек шведской фирмы Wincent. Ты не мог бы рассказать о перемене в своих предпочтениях?

Двадцать лет я сотрудничал с Vic Firth, и у меня сложились отличные отношения с ними. Только в прошлом году меня представили парням из Wincent, и их палочки мне понравились. Палочки идеально мне подходят, и при этом не ломаются быстро. У Vic Firth высокие стандарты, но мне больше нравятся палочки Wincent. Я стал сотрудничать с ними в прошлом году и стараюсь помочь им пробиться и заслужить признание на музыкальном рынке, потому что компания достаточно молодая. У меня есть именные палочки от Wincent, которые немного легче, чем обычные. Также я бизнес-партнер предприятия.

Как я уже говорил, игра на барабанах означает куда больше, чем ежедневные 10-часовые репетиции в подвале. Тебе нужно сделать свое имя, общаться с разными людьми. В профессии много разных возможностей помимо самой игры.

Get the Flash Player to see this player.