АВТОРИЗАЦИЯ

Забыли пароль?

по материалам журнала Modern Drummer 2oo7

перевод Flar

версия для печати

обсудить на форуме

©drumspeech.com - форум барабанщиков

Марко Миннеманн интервью

Ты играешь на гитаре и клавишных. Как владение этими инструментами помогает в композиторской деятельности и игре на ударных?

Я начал играть на фортепьяно и гитаре когда мне было 6 лет, а на ударных начал только с 11-ти. Так что у меня было 5 лет клавишных и гитары до того, как я начал изучать игру на барабанах. Я продолжаю играть на всех этих инструментах все эти годы. И всё время пишу музыку.

В конце 80-х я начал использовать MIDI системы для программирования идей моих песен. Это была новая технология, и мне было интересно программировать нетривиальные барабанные паттерны, которые были у меня в голове, но которые я не был в состоянии исполнить. Я был одержим этими идеями, вроде quintuplet группировок и метрических модуляций, и даже изменений темпов. Но когда пришло время записывать музыку, я почувствовал, что обязан попытаться сыграть всё это: странное запрограммированное содержимое. Так я пришёл к идее обучения независимости. Появилась фактическая необходимость, вызванная моим сочинением музыки.

Marco MinnemannПервое что привлекло моё внимание к твоей музыке – зрелость сочинения и качество продукта.

Приятно слышать, потому что когда люди начали обращать на меня внимание в 2001 и 2002 – это происходило, в основном, благодаря моей книге и DVD. Не многие слышали мою музыку. Теперь люди начали исследовать мою музыку, и приятно слышать, что качество музыки, которая записана 10 лет назад, до сих пор воспринимается “на уровне”. Потому что людям очень просто высказать: “О, это звучит как будто это 80-е или 90-е”, из-за MIDI звука или старой технологии. Я думаю, что если вы играете музыку с искренностью и страстью, как оно того требует, то можно рассчитывать на то, что она станет музыкальным произведением вне временных рамок. Именно в этом смысл композиции.

Твой новый двойной CD-set Contaire De La Chanson содержит 36 разнообразных треков. Расскажи о процессе написания песен.

Вы не поверите как много песен я отбраковал в силу того, что они не “работают” для меня. Наверное, у меня около двухсот песен на моём винчестере, которыми я никогда не пользовался. Я нахожу это похожим на создание великой картины. Вы можете испортить её одним штрихом.

Я выпустил диск Orhids, который был очень мрачным, с большим количеством медленных мелодий и тяжёлой аурой. Затем был CD с моим другом Mario Brinkman названный Motor, на котором была электронная музыка. Я следовал тому, что мне казалось правильным в тот момент. Всё это - процесс обучения и всё это интересно. Это путь, на котором вы учитесь новым идеям, не повторяя самого себя. Это физиологический процесс и очень важно его организовать. Думается, что многие исполнители никогда не раскроют своего полного потенциала созидательности в своей музыке. В моём случае, если есть что-то в голове, то я должен это выразить таким образом, чтобы я мог физически увидеть это перед собой. Не важно - музыка, книга, или DVD, как только ты выпустил этот источник – ты можешь двигаться дальше и переключаться на изучение другого стиля.

Выпустил Broken Orange, абсолютно джазовый. Моё самое последнее творение, Contaire De La Chanson, в основном разнообразные песни, которые я записал в номерах отелей всего мира, и закончил в студии моего друга (Michael Wolff) в Лондоне. Каждый раз, когда я что-либо отпускаю из своей головы, и это появляется передо мной, - это открывает мне дверь в новом направлении.

Как ты развил свой стиль “Речь музыки”, используемый в “What Have The Romans Ever Done For Us?” с альбома Contaire De La Chanson?

Я получил много положительных отзывов о коротких отрывках “Речь музыки”, которые я исполнил на моём первом DVD. Я решил, что было бы интересно сделать целую главу из фильма. Не было цели поразить кого-либо этой концепцией, скорее сделать что-то интересное и оригинальное. Я смотрел один из моих любимых фильмов Monty Python - Life of Brian и меня осенило. По причине того, что я знал диалог очень хорошо, для меня было просто написать музыку к сцене, “What Have The Romans Ever Done For Us?” я записал сначала гитарные партии, стараясь уместиться в каждые 5 или 10 секунд, оркеструя голос каждого персонажа различным тоном гитары. Затем я добавил басовые и клавишные звуки и в конце – барабанные трэки. Это было порождением любви, и большинство людей хорошо посмеялись благодаря этому произведению.

Marco MinnemannКакие были сложности в управлении Buddy Rich big band на новом DVD , The Marco Show, имели место? Видеосессия прошла гладко?

Сложности записи DVD из отснятого видео, наверное одно из наименее любимых мною занятий. Вы поставлены в положение, в котором должны выдать 100% себя за короткий период времени. Это тот вид деятельности, в котором я чувствую себя неуверенно. Это очень тяжёлая работа и сильно изнуряющая физически и ментально. Но то, что мы отсняли с биг бэндом принесло много радости. У нас не было времени для репетиций, поэтому сыграли каждую песню по три раза, достигнув при этом нужного результата. Я помню поездку в студию с мыслью, что будет здорово или совсем ужасно. Но всё сработало, учитывая, что бас-гитарист и пианист были на другом конце сцены, и мониторная система была не очень хорошей.

Несколько раз складывалась такая ситуация, что я был вынужден следить через всю сцену за бас-гитаристом, определяя нашу синхронность. Несмотря на отсутствие большого опыта игры с биг бэндом, я быстро уяснил, что вы должны вести весь бэнд за собой - поддерживать темп, не позволяя замедляться. Если вы вслушаетесь в то, что играют духовые, это понизит темп, то есть вы должны подстёгивать темп для того, чтобы сохранить энергию движения вперёд.

Я был очень доволен всеми выступлениями биг бэнда и фьюжн материалом на DVD, который я играл с Mike Keneally и Bryan Beller. Мы выполнили все намеченное за один день. Я поехал на фабрику DW на следующий день, чтобы отснять некоторые сольные музыкальные фрагменты, намеченные для DVD, некоторые из них получились достаточно хорошо для того, что бы попасть на DVD. Также получилась очень интересная bonus-видеосъёмка представлений из Италии, которая не попала на DVD по причине того, что не была снята в высоком разрешении.

Как ты думаешь, большинство барабанщиков приходит на твои мастер-классы с желанием научится чему-либо или скорее для того, чтобы увидеть супергероя и его супер- возможности? Не стало ли это больше спектаклем, чем образовательным мероприятием?

За последние несколько лет для меня стало разочарованием то, что очень многие барабанщики неверно понимают идею того, что я стараюсь добиться с помощью своих образовательных книг, мастер-классов и DVD. Я очень благодарен за мой успех в развитии всех этих средств, но это создало атмосферу соревнования, которая не предполагалась. Я слышал многих барабанщиков использовавших мои концепции и развившие их абсолютно не музыкальным образом. Эта техника была разработана для живости и остроты исполнения, не для соревнования между нами на манер атлетики. Такой подход не имеет никакого отношения ко мне и моим концепциям.

Возможно, я немного сглупил, позволив назвать первую книгу Extreme Drumming, это, возможно, создало неверное впечатление. Именно поэтому я очень горжусь The Marco Show DVD, потому что он о музыке, он позволил мне продемонстрировать мои концепции с музыкальной стороны, ведь именно музыкальность послужила первопричиной для их создания.

Каково вам было работать с Terry Bozzio и Chad Wackerman в BMW tour?

Это была большая честь и, вместе с тем, сбывшаяся мечта – играть с Terry и Chad`ом. Я вырос на их музыке и играл под их записи с Frank Zappa. Я испытываю большое уважение к ним. Было очень интересно слышать, что Terry время от времени был озабочен своим чувством времени и темпом. По причине того, что я и Chad росли в 80`е и 90`е, и росли на поколении клик трека, для нас более естественно развивать более механический подход ко времени. Но Terry рос в 60`е, когда не было клик трека и музыка была более свободной, по звуку и стилю это мне нравится больше. Поэтому Chad и я должны были внимательно прислушиваться к Terry, когда он вёл трио, чтобы мы могли играть слитно с его чувством времени. Это было увлекательнейшее занятие, потому что в игре Terry присутствует динамика и характер, который позволяет ощущать музыку естественной и плавной.

Поначалу казалось странным просить Терри и Чеда играть специфические партии, которые я написал для выражения музыкальных идей, которые я выложил на стол, но они были великолепны и очень открыты для моих предложений. Поначалу Терри обращался с моими идеями излишне свободно, но у него ушло немного времени на то, чтобы попасть в точку. Это помогло разбить лёд между нами, и мы провели время замечательно.

Важным чертой, которой я у них научился, было терпение. Первые несколько шоу были немного дискомфортны по причине того, что я чувствовал, что большое количество зрителей ожидали от меня исполнения каких-то сумасшедших трюков, такое чувство, что они хотели увидеть барабанное сражение или что-то вроде этого. Но всё было не так. Terry и Chad чувствовали себя в соло непринуждённо и, шаг за шагом, создавали динамику.

Шоу начиналось с моего сольного выступления, потом я отдыхал, а Терри и Чед играли дуэтом, затем выступали все вместе с импровизационным сетом. Были моменты, в которые мы должны были играть специфические партии вместе, и должны были играть “The Black Page” вместе, что всегда удавалось здорово. Каждый вечер в соло, которое исполняло наше трио, изменялся лидер. Нельзя было предсказать, куда соло устремится и каким образом оно начнётся. Для меня было очень увлекательным занятием послушать этих двух креативных барабанщиков и попробовать влиться в их игру со вкусом и динамикой.

У тебя уже есть домашняя студия в Сан Диего?

Да, и я теперь выполняю внештатную работу. Я только что записал треки для хардкор-группы из Италии, немного сумасшедшие. Также я работаю над новым гибридом ударной установки, которая включает в себя электронный триггеринг. Я добавил несколько педалей для триггерного звука и занимался несколькими интересными паттернами. Это новое захватывающее направление развития для меня.

Так много барабанщиков мировой известности находятся в Лос-Анджелесе, создавая большую конкуренцию, почему вы переехали в Южную Калифорнию?

Я приехал сюда не для того чтобы бороться за студийную работу. Если кто-либо позовёт меня на запись, то это будет здорово, но это не первопричина моего переезда. Я не пытаюсь пробиться во все клубы для концертной деятельности или получить много студийной работы. Я концентрируюсь на своей карьере артиста и записи своей музыки. Я довольно часто наведываюсь в Лондон, поработать в студии с Michael Wolff, отличным продюсером/композитором. Основная причина моего переезда в Сан-Диего – фантастическая погода и то, что многие мои друзья, прекрасные музыканты, живут здесь.

Другой серьёзной причиной моего переезда в Америку стало желание получить для себя green card. Всё сложнее и сложнее попасть в Штаты. С тех пор как я начал много работать здесь. Тем не менее, из окна моей студии я вижу океан. Это завораживающе. Жить с подругой на берегу океана, сочинять и записывать музыку, в окружении природы, это всё о чём я мог мечтать.

Что ты почерпнул для себя из того, что уже сделано?

Я питаю глубокое уважение к музыке. Люблю писать песни и принимать участие в турах. Я провожу каждый день в сочинении, записи и практике. Это моя жизнь. Несмотря на всю суету, относительно своей техники, в конце дня, музыка всегда побеждает.

У меня уже есть другой двойной CD с новой записанной музыкой, который я выпущу в конце года. Надо сказать, я научился развивать терпение и получать большее удовольствие от жизни. Я много работал для того, чтобы развить все навыки, которыми владею, и теперь я чувствую, что могу придти к лучшему балансу в моей жизни и оценивать свой ритм. Я научился расслабляться и находить внутреннее спокойствие внутри любого музыкального безумия. Но, конечно же, я всё ещё хочу научиться играть 13/16 в моей левой руке/правой ноге вместе с 9/16 в моей правой руке/левой ноге.