АВТОРИЗАЦИЯ

Забыли пароль?

по материалам журнала Modern Drummer 2oo5 www.moderndrummer.com

перевод - webdog

версия для печати

обсудить на форуме

©drumspeech.com - форум барабанщиков

Джереми Колсон "Панк-маэстро грува".

Steve VaiДаже если вы едва знакомы с творчеством прогрессив-рок идола Steve Vai, вы знаете, что он всегда окружает себя самыми техничными и удивительными барабанщиками планеты. Их имена вам хорошо знакомы: Terry Bozzio, Mike Mangini и Virgil Donati. Так что когда он искал замену на барабанный стульчик для новой записи и грандиозного тура, сделанный им выбор озадачил многих. С чего это вдруг он пригласил неизвестного барабанщика, играющего панк в пляжном ресторанчике на установке стандартной комплектации?

Как всем известно, успех такого рода – результат многолетних занятий в поту, крови и слезах. В случае с Jeremy Colson этого было предостаточно. Он проделал большой путь к мечте стать прогрессив-рок барабанщиком. Чего уж скрывать, временами он оставлял рискованную тропинку технически сложной музыки, и играл агрессивную музыку - панк и метал. Может именно это вместе с большим желанием привело его к успеху?

С чего все началось?

В 15-ть я решил заняться барабанами серьезно. В качестве ориентира выбрал лучшего на тот момент – Neil Peart. Я проникся музыкой Rush и стилем прогрессив-рок в целом. В том возрасте я чувствовал себя одиноким аутсайдером, так что посвящал много времени такой музыке и часами занимался на барабанах. Слушая Rush и изучая стиль Neal Peart, я понял, что не собираюсь быть просто барабанщиком для поддержания ритма в группе, меня влекла сложность стиля.

Брал ли ты какие уроки с целью подготовить себя к игре технически сложной музыки?

Я брал уроки у Alan Schechner, теперь это мой хороший друг. У него выходит книга в издательстве Mel Bay (интервью 2оо5-го года – прим. Drumspeech.com). Alan во многом помог мне развить технику. И сейчас помогает. Он выписал наиболее сложные партии в музыке Vai, и я разбираю их от ноты к ноте. Чтение нот очень полезно в таких ситуациях.

Jeremy ColsonЕще мне сильно помогла непрерывная игра под записи. Я был просто помешан на этом. Даже спать ложился, слушая Rush. Такая практика позволила мне свободно чувствовать себя в нечетных размерах. Техника для меня не главное, я считаю себя самоучкой. Никогда не анализировал математику музыки. Но играть нечетные размеры для меня естественно, так как я много практиковался в этом.

Твой первый профессиональный прогрессив-проект?

В 18-ть лет я играл в прогрессив-рок группе Dali’s Dilemma. Это была типичная прог-рок группа с длинными композициями и множеством нечетных размеров. Это был хороший опыт, особенно когда я впервые записывался на профессиональной студии. Это заставило меня научиться играть как можно идеальнее, что не просто когда композиция продолжительностью в 15-ть минут и все время смена размеров. Зато теперь я горжусь этой записью.

После меня позвали в другой прогрессив проект Leonardo. В студии Стива Смита я записал с ними альбом The Absolute Man.

После записи я охладел к этому музыкальному стилю и с головой ушел в панк и металл. Полностью изменил свою игру в сторону мощных ударов и агрессивной манеры. Сейчас, играя у Вая, я по кругу вернулся к прогрессиву совмещая эти два мира.

В левой руке у меня палочка Vater Morgan Rose, у которой нет головки, ровные с обоих концов, а в правой Vater XD Rock. Это от того, что мне нужен сильный римшот и мне нравится ощущения от палки без головки. Я бы и рад играть двумя палочками Vater Morgan Rose, но в музыке Вая нужна хорошая артикуляция при игре по тарелке.

Мой стиль игры очень агрессивный. Сейчас мой излюбленный барабанщик Shannon Larkin из Godsmack. С большим удовольствием наблюдаю за ним, его игра воплощение такого подхода. Я вообще не любитель техничных барабанщиков с экстра умениями. Мне нравятся барабанщики с ориентиром на грув, с мощной подачей, с элементами шоу, выкладывающиеся на все 110%!

Что же стало причиной такого резкого поворота в музыкальных предпочтениях?

Jeremy ColsonОдна студийная запись стала для меня поворотной точкой. Это когда я записал половину альбома с участием гитариcта из Testament - James Murphy, а другую половину писал Deen Castronovo. Я присутствовал при этом и это был великолепный опыт, так как Deen величайший рок-барабанщик!

С этого момента я стал работать со своим приятелем Glen Alvelais, он также играл в Testament и Forbidden. Мы собрали группу LD50, играли в духе Pantera. Тогда то я и сменил прогрессив манеру, на более мощную и вескую с хорошим грувом. Так я и нашел свое направление.

Вскоре после этого появилась возможность играть в группе Apt. 26, это проект сына бас-гитариста Black Sabbath – Geezer Butler’a. Это был мой первый опыт большой гастрольной работы. Мы играли на таких больших площадках как OzzFest и разогревали группы с именем. Музыка была с уклоном в индастриал, и мне нужно было играть под секвенсер, что было очень просто, я свободно себя чувствую работая под клик. Большая часть музыки Вая на концерте играется под клик.

Тебе нравится играть под клик на концерте?

Мне нравится ощущение комфорта, которое он дарит. Но использование клика на концертах Вая, отличается от того, что я раньше делал. Я использую Tama Rhythm Watch, располагая прямо за хай-хэтом. Много музыкальных частей имеют сложную оркестровку, так что клик для меня как еще один инструмент. Я включаю его в определенные моменты в песне, и за шоу включаю/выключаю по несколько раз. Он помогает точно исполнять сложные моменты в максимально приближенном к оригиналу темпе и еще служит мне адвокатом, когда кто-то из группы считает что я сыграл криво.

Что же случилось с Apt. 26 и как ты попал к Ваю?

Это был сложный период в моей жизни. Хотя я и ездил в тур с группой сына известного музыканта, сама группа меня не радовала. Я не об этом мечтал. К тому же жизнь в дороге меня сильно утомляла. Так что я вернулся из Англии домой и посвятил себя здоровому образу жизни. Тогда же мне позвонили и пригласили в тур к Michael Schenker Group. Я снова воспользовался предложением, так как лестно когда тебя ценят как исполнителя. Там я стал подпевать на бэк-вокале и концентрироваться на прочном груве.

По возвращении меня пригласили на запись сольной работы гитариста Marty Friedman – Music for speeding. Мне с ним великолепно работалось. Я почувствовал вкус к развитию и участию в создании музыки. Я нашел свое направление как исполнителя. Несмотря на то, что музыка была инструментальная и довольно техничная, мой подход – играть хороший грув.

Стоит отметить, что моим участием в этих группах я многим обязан руководителю Shrapnel Records – Mike Varney. Он подметил меня когда меня было 17-ть, и я безмерно ему благодарен, он всегда рекомендовал меня если кому был нужен барабанщик.

Включая Стива Вая?

Jeremy ColsonДа. Вай сказал ему что ищет барабанщика и Майк порекомендовал меня. Стив позвонил и пригласил на прослушивание. Мои первые мысли – “Ок. Вот он я перед вами. Молодой человек, барабанщик панк-группы выступающей по вторникам в небольшом баре Сан-Франциско. Я собираюсь на прослушивание к человеку игравшему с самыми техничными барабанщиками планеты”. Логично было предполагать, что нужен барабанщик с очень хорошей техникой. Но я сказал себе, что у меня свой выработанный стиль, что я уверен в своих исполнительских качествах. И буду играть в своей агрессивной манере, как это делаю всегда, не зависимо от того нравится кому-то или нет.

За день до прослушивания я разговаривал со Стивом о барабанщиках и музыке, чтобы просто лучше узнать друг о друге. И на следующее утро нашел Вая и Billy Sheehan на студийной кухне. Плеснув себе кофе я спросил – “Ну что парни, готовы поиграть?”. Мы пошли на студию, начали джемовать и у нас моментально все срослось.

То есть тебя не просили выучить что-нибудь для прослушивания?

Нет, но одной из первых вещей которую попросили исполнить грув для новой вещи с нечетным размером Freak Show Excess (интервью 2005-го года – прим. Drumspeech.com). Я на слух подобрал что-то из моего раннего опыта изучения прогрессива, я даже не знаю в каком размере это, я просто почувствовал грув.

Мы отлично поиграли и на следующий день Стив сказал, что он получил удовольствие от моей игры и оценил мой энтузиазм. Думаю именно моя увлеченность сыграла роль. Я очень рад такой большой удаче – зарабатывать на жизнь тем что я люблю делать. Я больше ничего и не умею, я весь в татуировках и это сильно ограничивает мои возможности в корпоративном мире (смеется).

Как проходит запись альбомов с Ваем?

Я работаю с ним чуть больше двух лет. Я наслышан истории как он строг с барабанщиками и требует идеальной работы. Но я не придавал этому особого значения, потому что они перкрасно знали, мою манеру и подход когда нанимали. И в тоже время, я был готов к любым предложениям Вая, потому что он музыкальный гений. Благодаря его идеям я расту как музыкант. А не просто как барабанщик выучивший пару новых фишек.

Еще я очень благодарен ему за терпение, потому что определенные вещи не сразу получаются и требуется много репетиций для достижения. Стив изобретателен в желаниях, но также очень терпеливо ожидает нужного результата. На первой записи я был сильно ограничен своими физическими и ментальными рамками, но он раскрыл мои возможности далеко за пределы моих представлений. Я никогда и не думал, что сыграю такое.

Большая часть партий уже придумана без твоего участия или Вай позволяет тебе создавать что-то свое?

Gene Hoglan & Jeremy ColsonОпределенные моменты Стив сам программирует, когда ему нужно чтобы они звучали в точности как он задумал. А в остальных случаях мы отталкиваемся от идеи и работаем до тех пор пока не сработает. Работать с ним большая честь для меня.

Ожидается ли от тебя игра нота в ноту на концертах?

Определенные партии да. Большая часть материала со сложной оркестровкой, так что партии написанные под конкретную песню идеально ложатся и не требуют изменений.

Правда часто бывает так, что когда играешь какую-то песню каждую ночь, какие-то моменты начинают развиваться и новые партии появляются сами собой. Большую часть материала я играю в точности как на записи, но в местах где нет привязки к гитаре Вая я, конечно, импровизирую. В оркестровках источник звука меняется, вместо томов, сыграю на малом, но ритмика не меняется.

Касательно источников звука, поговорим о твоем сет-апе, нетипично маленьком для такого стиля.

Когда я был моложе и увлекался Rush у меня была большая установка. Но после металла и панка мне это уже ни к чему. Теперь меня больше впечатляют барабанщики с небольшим сетом и парой тарелок, чем барабанщики с тонной томов и тарелок. К тому же, это совсем не служит моей цели создавать прочный грув, такой чтоб и на галерке чувствовали.

Virgil Donati & Jeremy ColsonПредпочитаю маленькую установку с большими в диаметре барабанами. У Вая у меня 10” и 13” навесные томы, 15” и 16” напольные томы. Напольный том 10” настраиваю высоко и использую в акцентах в быстрых моментах. Томы 13”, 15” и 16” очень низко, добиваюсь глубокого звука как у Dave Grohl.

Мне нравится мой бас-барабан 18” х 24”. Некоторое время я использовал на 22”, но мой березовый на 24” дает мне большой “бум” как мне и надо.

Как тебе твоя установка Tama Starclassic Performer Birch?

Мне всегда нравились барабаны Tama. Еще когда впервые сел за барабаны в 10 лет, моей мечтой была установка Tama красного цвета. Так что когда Tama предложили мне участие в рекламе серии Starclassic Performer Birch, я спросил о установке красного цвета.

Люблю кадушки из березы из-за их быстрой и плотной атаки. Я горжусь эндорсментом Tama, потому что это великолепная компания. Они делают самые восхитительные по звуку барабаны на планете.

Еще мне всегда нравился хардвер Tama. Я перепробовал все педали представленные на рынке, но для меня лучше Iron Cobra не придумаешь.

Какой у тебя подход к игре на двойной педали?

Мой подход схож с подходом Vinnie Paul’а. Техничность, но главное все же грув. Для меня игра на двойной педали естественная часть арсенала.

Какие пластики используешь?

Использую пластики Aquarian. Для студии модель Focus-X, на концертах двойные, так как удар у меня сильный. На бас-барабане стоит Super-Kick 2. Думаю это лучший пластик для бас-барабана из тех, что я играл. Эта модель – основная причина почему я с Auqarian. Кладу подушку в бас-барабан так как я люблю оставлять колотушку после удара на пластике. Кстати, грузик на штыре куда крепится колотушка у меня на самом верху (чем выше грузик, тем мощнее получается удар, т.к. колотушка становится тяжелее. а чем ниже - тем лучше контроль за ее движением, меньше инерция, больше скорость – прим. Drumspeech.com).

Тарелки?

Jeremy ColsonУ меня Sabian HHX Power Bell райд, два крэша AAX Metal, чайна AAX и хэты Xcelerator. Я постоянно ломаю тарелки, и серия AAX идеально мне подходит, они тяжелые и держатся дольше.

Ты все еще занимаешься и работаешь над своим стилем?

Спрашиваешь! Я занимаюсь как проклятый. Только не столько техникой, сколько упражнениями на выносливость. Сперва 30 минут на беговой дорожке. Потом закрываюсь в маленькой комнате с барабанами и включаю обогреватель на максимум, пока не почувствую себя как в сауне и не пропотею как следует.

Какие у тебя идеи касательно соло?

У моих соло совсем другой дух чем у стандартного барабанного соло превратившегося в клише. Я разбавляю установку электронной перкуссией. Играю некоторые фишки из песни Under It All. Это ощущение первобытности, музыкальности и веселья для аудитории. И уж точно я не соревнуюсь в мастерстве с такими грандами как Mike Mangini и Virgil Donati игравшими с Ваем, просто потому что я барабанщик другого типа. Мой стиль это тотальная, сумасшедшая, агрессивная, с ориентиром на грув энергетика!